Понравилась статья?

Поделись с друзьями!
Расследование несчастных случаев на рабочих местах: вопросы и ответы

   ВОПРОС: Расследование тяжелого несчастного случая проводилось комиссией, образованной согласно ст. 229 ТК РФ и возглавляемой государственным инспектором труда. В ходе расследования выявлены факты, свидетельствующие, что ответственным за допущенные нарушения законодательных и иных нормативных правовых актов, ставших причинами несчастного случая, является главный инженер организации – он же представитель работодателя в комиссии. Председатель комиссии потребовал заменить главного инженера другим представителем работодателя в комиссии. 

   Является ли правомерным данное требование и на каких законодательных или иных нормативных правовых актах оно основывается?

   ОТВЕТ: Лица, на которых непосредственно возложено обеспечение соблюдения требований охраны труда на участке (объекте), где произошел несчастный случай, в состав комиссии не включаются (ч. 3 ст. 229 ТК РФ). Подобных лиц может быть несколько (слово «лица» изложено во множественном числе), причем не обязательно они должны быть непосредственными руководителями работ. 

   На практике это требование вызывает неоднозначное толкование. Считается бесспорным невключение в состав комиссии должностных лиц, которым непосредственно подчиняется (подчинялся) пострадавший: это мастер, прораб, начальник смены и др. (именно они выдавали задание на производство работы, при выполнении которой произошел несчастный случай). На них возлагаются обязанности, связанные с непосредственным обеспечением соблюдения требований охраны труда при выполнении данной работы, в большинстве случаев входят в перечень лиц, ответственных за допущенные нарушения законодательных и иных нормативных правовых актов, явившихся причинами несчастного случая. Следовательно, им трудно быть объективными в установлении истинных обстоятельств и причин несчастного случая. 

   Вместе с тем, обеспечение соблюдения требований охраны труда, в том числе на участке (объекте), где произошел несчастный случай, может быть возложено и на других руководителей, вплоть до директора организации, поэтому они также могут быть названы в числе лиц, ответственных за допущенные нарушения, приведшие к несчастному случаю (в нашем случае – это главный инженер). Руководствуясь ч. 3 ст. 229 ТК РФ, их не следует включать в состав комиссии. Применение данной нормы ТК РФ обусловлено ч. 3 ст. 11 ГПК РФ, в которой говорится, что в случае отсутствия норм права, регулирующих спорное отношение, суд применяет нормы права, регулирующие сходное отношение (аналогия закона).

   На начальном этапе расследования можно сделать предварительные выводы о лицах, допустивших нарушения требований охраны труда, явившихся причинами несчастного случая. Если в их число входят некоторые члены комиссии, последние выводятся из ее состава и назначаются другие. Не следует ставить людей в затруднительное положение, когда они будут вынуждены подписывать (или не подписывать) акт, в котором отмечено, что они являются лицами, допустившими нарушения требований охраны труда, явившихся причинами несчастного случая. Как они смогут защищаться в дальнейшем, например, при возбуждении уголовного дела правоохранительными органами? Подобную подпись под актом о расследовании несчастного случая можно расценивать как «явку с повинной». И, наконец, самое главное – участие данных лиц в составе комиссии по расследованию несчастного случая не соответствует ч. 3 ст. 229 ТК РФ. 

   Не правы те государственные инспекторы труда, возглавляющие комиссию по расследованию, которые, используя свои полномочия, принуждают данных лиц ставить подпись под текстом акта, в котором они поименованы как лица, допустившие нарушения требований охраны труда, приведших к несчастному случаю. Как известно, в силу ст. 51 Конституции РФ никто не обязан свидетельствовать против себя. Следовательно, член комиссии, поименованный в акте о расследовании как лицо, допустившее нарушения требований охраны труда, явившихся причинами несчастного случая, вправе не ставить свою подпись под подобным текстом. Поэтому данного члена комиссии следовало заблаговременно вывести из ее состава, заменив другим представителем работодателя, о чем должны были позаботиться председатель комиссии и работодатель. 

   Отвечая по существу вопроса, следует констатировать, что требование председателя комиссии – государственного инспектора труда о замене главного инженера организации, являющегося ответственным за допущенные нарушения требований охраны труда, приведших к несчастному случаю, другим представителем работодателя в комиссии является правомерным, так как основывается на нормах ч. 3 ст. 229 ТК РФ.

   Представляется, что в Положение об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях следует ввести норму, которая исключила бы споры по данному вопросу.

 

   ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ МЕДИЦИНСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ И ГОСУДАРСТВЕННЫХ ИНСПЕКЦИЙ ТРУДА ПО ВЕДЕНИЮ УЧЕТА ПОСТРАДАВШИХ ОТ НЕСЧАСТНЫХ СЛУЧАЕВ НА ПРОИЗВОДСТВЕ

 

    ВОПРОС: Согласно приказу Минздравсоцразвития России от 30.12.2009 г. № 1045н медицинская организация представляет в государственную инспекцию труда извещение установленной формы о лицах, пострадавших от несчастного случая на производстве, обратившихся или доставленных в эту медицинскую организацию. 

   Относится ли требование настоящего приказа ко всем категориям несчастных случаев: легким, тяжелым, в том числе со смертельным исходом? Обязана ли государственная инспекция труда передавать полученные сведения о происшедшем несчастном случае работодателю? Заменяет ли настоящий приказ обязанность работодателя направлять согласно ст. 228.1 ТК РФ в государственную инспекцию труда извещение о групповом несчастном случае (тяжелом несчастном случае, несчастном случае со смертельным исходом), а медицинскую организацию – выдавать заключение о степени тяжести повреждения здоровья?

   ОТВЕТ: Сопоставление данных о числе пострадавших, обратившихся в травмпункты медицинских организаций по поводу повреждения здоровья в результате несчастного случая на производстве, и оформленных работодателями актов формы Н-1 свидетельствует, что многие несчастные случаи, относящиеся к категории легких, не расследуются и не учитываются, особенно в организациях малого и среднего бизнеса. Выздоровевшие ко времени проверки работники (у которых нет стойкой утраты трудоспособности) под влиянием различных факторов не дают правдивых объяснений, поэтому попытки провести расследование и оформить эти несчастные случаи актом формы Н-1 в большинстве своем не достигают цели. Без заинтересованности самого работника в своевременном расследовании несчастного случая и оформлении его результатов трудно установить объективные показатели о состоянии производственного травматизма в организации: они сильно занижены, в том числе на федеральном уровне.

   Для взаимодействия медицинских организаций с государственными инспекциями труда в субъектах РФ и упорядочения ведения учета пострадавших от несчастных случаев на производстве приказом Минздравсоцразвития России от 30.12.2009 г. № 1045н «Об утверждении статического инструментария по учету пострадавшего от несчастного случая на производстве» утверждена форма № 59-НСП/у «Извещение о пострадавшем от несчастного случая на производстве, обратившемся или доставленном в медицинскую организацию» (далее – извещение). Руководителям органов управления здравоохранением субъектов РФ рекомендовано обеспечить введение данной учетной формы в подведомственных организациях.

   Извещение содержит сведения, необходимые для учета несчастного случая на производстве, заполняется медицинской организацией на каждого обратившегося или доставленного пострадавшего и в срок не более суток направляется в государственную инспекцию труда в субъекте РФ.

   В извещении указывается полное наименование медицинской организации, ее почтовый адрес и телефон, а также: 

  • фамилия, имя, отчество пострадавшего (полностью, без сокращений);
  • пол пострадавшего (мужской, женский);
  • дата рождения (число, месяц, год);
  • способ обращения в медицинскую организацию (самостоятельно, доставлен на «скорой помощи» или работодателем);
  • место работы пострадавшего (наименование организации полностью, ее фактический адрес);
  • дата обращения в медицинскую организацию (число, месяц, год);
  • время обращения в медицинскую организацию (часы, минуты);
  • дата происшедшего несчастного случая (число, месяц, год);
  • время происшедшего несчастного случая (часы, минуты);
  • диагноз при обращении в медицинскую организацию, код диагноза по МКБ-10;
  • краткая информация (со слов пострадавшего) об обстоятельствах несчастного случая.

   Извещение заполняется на бланке формата А5, подписывается медицинским работником, составившим его, с расшифровкой фамилии, указанием должности и даты заполнения. Срок хранения извещения – 45 лет.

   В статье 228.1 ТК РФ дается перечень органов, в которые в течение суток работодатель обязан направить извещение о происшедшем групповом несчастном случае, тяжелом несчастном случае или несчастном случае со смертельным исходом.

   Извещение о пострадавшем от несчастного случая на производстве, обратившемся (или доставленном) в медицинскую организацию, представляется в государственную инспекцию труда в субъекте РФ. Извещение не является основанием для работодателя – при происшествии группового, тяжелого или несчастного случая со смертельным исходом – не направлять о нем сообщение в государственную инспекцию труда.

   Извещение, представляемое медицинской организацией, позволяет государственной инспекции труда более эффективно реализовать полномочия, предусмотренные ст. 356 ТК РФ, по осуществлению надзора и контроля за соблюдением установленного порядка расследования и учета несчастных случаев на производстве. Виды надзора и контроля могут быть различными. Вместе с тем, они не предполагают формального переадресования работодателю полученных государственной инспекцией труда сведений из медицинской организации о пострадавшем от несчастного случая на производстве, обратившемся (или доставленном) в медицинскую организацию. Согласно ТК РФ у работодателя достаточно полномочий, чтобы добиться своевременной и объективной информации о каждом несчастном случае, происшедшем в организации с ее работниками.

   В соответствии со ст. 214 ТК РФ работник обязан незамедлительно извещать своего непосредственного или вышестоящего руководителя о любой ситуации, угрожающей жизни и здоровью людей, о каждом несчастном случае, происшедшем на производстве, или об ухудшении состояния своего здоровья, в том числе о проявлении признаков острого профессионального заболевания (отравления). 

   Инструкции по охране труда по профессиям или видам работ, действующие в организации и разрабатываемые на основе типовых межотраслевых и отраслевых инструкций по охране труда, содержат порядок уведомления работодателя о случаях травмирования работников. Порядок извещения имеется и в программах обучения работников по охране труда. Кроме того, при проведении вводного инструктажа с вновь принятыми работниками рассматривается порядок расследования и оформления несчастных случаев, в том числе и порядок сообщения о них.

   Таким образом, порядок уведомления работодателя о происшедшем несчастном случае на производстве в нормативных документах по охране труда хорошо проработан и, как правило, работники организации его знают. Обязанность работодателя – обеспечить его соблюдение действиями в рамках норм ТК РФ.

    В извещении, направляемом медицинской организацией в государственную инспекцию труда, указывается лишь предварительный диагноз. Работодатель обязан сделать запрос в медицинскую организацию о характере полученных пострадавшим повреждений здоровья в результате несчастного случая на производстве и степени их тяжести. Заключение (учетная форма №315/у, утвержденная приказом Минздравсоцразвития России от 15.04.2005 г. №275) незамедлительно после поступления запроса выдается работодателю медицинской организацией, куда впервые обратился за помощью пострадавший (или куда он был доставлен). Направление медицинской организацией в государственную инспекцию труда сведений о несчастном случае на производстве со смертельным исходом формой извещения (учетная форма № 59-НСП/у) не предусматривается.

   Причина временной нетрудоспособности «несчастный случай на производстве» в листке нетрудоспособности и информация об обстоятельствах несчастного случая в извещении, указываемые со слов пострадавшего, не являются достаточными основаниями для его квалификации как несчастного случая на производстве. Окончательное решение о квалификации несчастного случая принимается по результатам его расследования комиссией.

   Благодаря приказу Минздравсоцразвития РФ от 30.12.2009 г. №1045н о введении учетной формы №59-НСП/у государственная инспекция труда располагает сведениями о всех несчастных случаях, которые (со слов пострадавших) произошли с ними на производстве, что позволяет упорядочить ведение учета и затрудняет сокрытие несчастных случаев. 

И. Цветков

   Источник: «Библиотека инженера по охране труда», № 6 (132), 2011.

29.07.2014 14:05 Ник Просмотров: 836 Комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]